Нужно ли давать в долг людям сколько бы они не попросили, сколько угодно раз и прощать их?

Разумеется, воспитание девочкам было дано разное. И преподобный спрашивает: «Если обе впадут в блуд, или иной грех, можно ли сказать, что обе они подвергнутся одному суду, хотя и обе впали в одно и то же согрешение?.. Как же возможно, чтобы обе были судимы одним судом?» [с. 82, 83]. Случается и так, что мы судим погрешающего, а у него есть «одно доброе дело, которое угодно Богу более всей жизни». Осуждая его, мы отягощаем свою душу [с. 83].Правильно поступит человек тогда, когда он остановит согрешающего (сам или через кого-то), но сделает это с чувством сострадания, с искренней любовью и смирением, с целью не укорить, а исправить. Со страхом Божиим скажет ему: «Прости, брат мой, если не ошибаюсь, мы нехорошо это делаем» [с. 62].Такое отношение возможно лишь при наличии той любви, какая присуща была святым. Святые лучше других видели падение ближних и более других отвергали грех, и тем не менее относились к ним, как к братьям. Они не осуждали их, не отвращались от них, но сострадали, скорбели, вразумляли, утешали, врачевали — делали все, чтобы спасти их [с. 85].Подчеркивая силу любви, преподобный именно здесь и вспомнил «круг, начертанный на земле, средина которого называется центром, а прямые линии, идущие от центра к окружности, называются радиусами». Круг — это мир, центр — Бог, радиусы — пути человеческой жизни. «Насколько святые входят внутрь круга, желая приблизиться к Богу, настолько они становятся ближе и друг к другу… И сколько приближаются друг к другу, столько приближаются и к Богу. Так разумейте и об удалении». «Таково, — заключает святой авва, — естество любви» [с. 88]. И в другом месте продолжает: «Всякая добродетель усовершаетcя любовью к ближнему… Кто боится Бога и молится Ему, тот приносит пользу и ближнему» [с. 188].»Совершенная воля Божия» выражается в заповеди творить милостыню и творить не со скупостью и леностью, «но всей силой и всем произволением, подавая так, как будто бы сам принимал благодеяния» [с. 165, 166].Благо милостыни велико — она низводит благодать Божию, прощающую грехи. Делание ее особенно приближает человека к Богу — уподобляет Ему. Цели ее бывают разнообразны. Иной творит ее, «чтобы благословилось поле»; другой подает, чтобы сохранился его корабль, спаслись его дети, «чтобы прославиться» — и Бог «не отвергает никого, но каждому подает то, чего он желает, если только это не вредит душе его» [с. 166]. Иногда совершают милостыню для того, чтобы избавиться от вечных мук или чтобы получить награду. Но и в одном и в другом случаях творящие находятся еще в состоянии рабов или наемников, исполняющих волю господина своего не добровольно и не бескорыстно. «Разумная милостыня» — достойная — бывает тогда, когда подается «ради самого добра», сострадания к другим, «как своим членам» [с. 167, 168].Оказывать милость может каждый. «Если ты, — учит преподобный, — не можешь дать столько, сколько оные богачи, влагавшие дары свои в сокровищницу, то дай две лепты, подобно оной убогой вдовице, и Бог примет это от тебя… Если и того не имеешь, имеешь силу и можешь служением оказать милость немощному брату. Не можешь и того? Можешь словом утешить брата своего… можешь, когда огорчится на тебя брат твой, оказать ему милость

Найти книгу…

Книга:`Великие учителя церкви`Разумеется, воспитание девочкам было дано разное. И преподобный спрашивает: `Если обе впадут в блуд, или иной грех, можно ли сказать, что обе они подвергнутся одному суду, хотя и обе впали в одно и то же согрешение?.. Как же возможно, чтобы обе были судимы одним судом?` [с. 82, 83]. Случается и так, что мы судим погрешающего, а у него есть `одно доброе дело, которое угодно Богу более всей жизни`. Осуждая его, мы отягощаем свою душу [с. 83].Правильно поступит