к чему ломается церковный нательный крестик и что с ним делать.

Он сказал, что нашел на улице нательный крестик и не знает, что с ним теперь делать. Мой совет отнести крестик в храм он отклонил следующими словами:– Я мусульманин. В ваши храмы заходить не могу. Но и выбросить крестик совесть не позволяет. Возьмите его себе!Сатанист так не поступил бы. Он скорее с радостью бы растоптал крестик или бросил его в кучу мусора.История преподносит неожиданные сюрпризы. Ну, кто бы мог подумать, что в начале XXI века судьба человечества окажется в руках богословов? А это и в самом деле так – правда, с тем уточнением, что речь идет о богословах мусульманских. Исламская умма (церковь) устроена иначе, чем Православная или Католическая церкви. Умма управляется учеными; личное образование значит больше, чем прохождение через церемонию посвящения. Голос ислама – это голос улемов, знатоков богословия (от араб. «алим» – знаток религии). Эти люди, не менее двенадцати лет своей жизни посвятившие изучению Корана, получают право на его публичное толкование. И от них сегодня зависит, как будет истолкована кораническая заповедь джихада. От них зависит, приложат ли они высокое имя «шахида» (мученика) к террористам, взрывающим себя вместе с детьми «неверных», или же назовут террористов террористами, самоубийцами и убийцами детей.Мулла Омар (и не он один) поддержал теракт 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке. Другие мусульманские авторитеты осудили этот теракт. Неуютно, конечно, жить в мире, в котором о твоей жизни ведутся такие дискуссии, но еще хуже, если бы этих дискуссий не было вовсе и исламский мир сохранял бы средневековую монолитность мнений. А так мы можем находить определенное утешение в наличии подобных «разномыслий».Как, например, перевести 5 аят из 47 суры Корана: «Бог не допустит неудачи в делах тех, которые сражаются во славу Его»? Некоторые исследователи Корана предлагают вместо активной глагольной формы читать здесь пассивную форму: вместо каталю читать кутилю, то есть вместо «те, которые убивают» – «те, кто были убиты». Аналогично предлагается заменить активную форму на пассивную и в суре 22 (аят 40): юкаталюхум вместо юкаталюна – «утверждение дано тем, которые убиты» вместо «утверждение дано тем, кто убивает» [III]. До ХХ века большинство толкователей придерживалось традиционного, «активного» чтения; Джелаль-ад-Дин вообще считал этот стих первым местом Корана, разрешающим джихад [IV].Но должны ли мы быть просто слушателями этих дискуссий? Или же можем принять в них участие? Государство может это сделать весьма простым путем: создать такие условия в российском информационном пространстве, чтобы звучали голоса тех, кто дает исламу миролюбивое толкование, и ограничить проповедь мусульман, настроенных воинственно.Как-то, желая сократить число своих антиисламских фобий, я взял в руки брошюру с замечательным названием: «О свободе научных исследований в Коране». Меня заинтриговало название этой книги, потому что оно трудно соотносилось с моим представлением об исламе. Книжка оказалась пропагандистской. Свобода исследований признавалась, но только в рамках исследования Корана. Свобода дискуссий доказывалась там таким примером. В решающей битве последователей Магомета с арабами-язычниками несколько десятков неверных были захвачены в плен. На военном совете решался вопрос, что с ними делать. Одни предлагали пленных казнить. Другие – продать их в рабство или же потребовать у родных выкуп. Победила точка зрения, что надо продать. Через пару дней один

Найти книгу…

Книга:`Как относиться к исламу после Беслана?`Он сказал, что нашел на улице нательный крестик и не знает, что с ним теперь делать. Мой совет отнести крестик в храм он отклонил следующими словами:– Я мусульманин. В ваши храмы заходить не могу. Но и выбросить крестик совесть не позволяет. Возьмите его себе!Сатанист так не поступил бы. Он скорее с радостью бы растоптал крестик или бросил его в кучу мусора.История преподносит неожиданные