Дюди, помогите узнать что за крестик. Все что кто знает о нем, расскажите. буду очень благодарен:)

— Шиллер-то, Шиллер-то наш, Шиллер-то! O va-t-elle la vertu se nicher? [Где только не гнездится добродетель? (фр.)] А знаете, я нарочно буду вам этакие вещи рассказывать, чтобы слышать ваши вскрикивания. Наслаждение!— Еще бы, разве я сам себе в эту минуту не смешон? — со злобою пробормотал Раскольников.Свидригайлов хохотал во все горло; наконец кликнул Филиппа, расплатился и стал вставать.— Ну да и пьян же я, asser caus! [довольно болтать! (фр.)] — сказал он, — наслаждение!— Еще бы вам-то не ощущать наслаждения, — вскрикнул Раскольников, тоже вставая, — разве для исшаркавшегося развратника рассказывать о таких похождениях, — имея в виду какое-нибудь чудовищное намерение в этом же роде, — не наслаждение да еще при таких обстоятельствах и такому человеку, как я … Разжигает.— Ну, если так, — даже с некоторым удивлением ответил Свидригайлов, рассматривая Раскольникова, — если так, то вы и сами порядочный циник. Материал, по крайней мере, заключаете в себе огромный. Сознавать много можете, много… ну да вы и делать-то много можете. Ну, однако ж, довольно. Искренне жалею, что с вами мало переговорил, да вы от меня не уйдете… Вот подождите только…Свидригайлов пошел вон из трактира. Раскольников за ним. Свидригайлов был, однако, не очень много хмелен; в голову только на мгновение ударило, хмель же отходил с каждою минутой. Он был чем-то очень озабочен, чем-то чрезвычайно важным, и хмурился. Какое-то ожидание видимо волновало его и беспокоило. С Раскольниковым в последние минуты он как-то вдруг изменился и с каждою минутой становился грубее и насмешливее. Раскольников все это приметил и был тоже в тревоге. Свидригайлов стал ему очень подозрителен; он решился пойти за ним.

Найти книгу…

Книга:`Преступление и наказание`-- Шиллер-то, Шиллер-то наш, Шиллер-то! O va-t-elle la vertu se nicher? [Где только не гнездится добродетель? (фр.)] А знаете, я нарочно буду вам этакие вещи рассказывать, чтобы слышать ваши вскрикивания. Наслаждение!-- Еще бы, разве я сам себе в эту минуту не смешон? -- со злобою пробормотал Раскольников.Свидригайлов хохотал во все горло; наконец кликнул Филиппа, расплатился и стал вставать.-- Ну да и пьян же я, asser caus! [довольно болтать! (фр.)] -- сказал он, -- наслаждение!-- Еще бы