Является ли ответ «Я атеист» на вопрос верующего «Веришь ли ты в Бога ?» оскорблением его «религиозных чувств» ?

И вообще — по грехам своим я еще и худших прозвищ достоин.В-третьих, для проверки тезиса о том, что «богослов согласится называться и журналистом», я предложил бы Кротову съездить в Московскую Духовную Академию и спросить ее профессоров — согласятся ли они, чтобы их представляли в качестве журналистов.В-четвертых, слово богослов сегодня означает человека, имеющего соответствующее профессиональное образование и профессионально же работающего в этой сфере гуманитарного знания. По этим критериям я вполне могу называть себя не только журналистом или преподавателем, но и богословом — без всяких притязаний на какую-либо собственную мистическую превознесенность. И как физики лучше журналистов разбираются в физике, как профессиональные историки лучше осведомлены в своей области, чем журналисты, как правоведы в своей сфере компетентнее журналистов — так и богословы, конечно же, лучше знают мир религии и те различия, что пролегают в нем, чем журналисты, не имеющие профессионального религиоведческого или богословского образования.Будь Яков Кротов богословом, он не придумал бы «московского патролога Ю. Сидорова» (Континент, с. 270) (вместо реального А.И. Сидорова). Греческого богослова-мирянина Христоса Яннараса он не назвал бы епископом (Континент, с. 269).Не спутал бы он в этом случае и значение слов «конфессия» и «юрисдикция». А именно эта путаница очевидна в его фразе о том, что «Лев Левинсон принадлежит к отличной от Московской Патриархии православной конфессии» (Континент, с. 273). Различие конфессий («исповеданий») состоит в различии вероучительно-догматических взглядов. Левинсон, принадлежа к филаретовской самозванной «киевской патриархии», не расходится в вероучении с Московской Патриархией, а просто пребывает в расколе (на строго-каноническом языке это именуется «самочинным сборищем»). Впрочем, сам Левинсон на судебном процессе против А. Дворкина в 1997 году заявил, что он является членом всех сект одновременно (от мунистов до саентологов и кришнаитов). В этом случае Левинсон не принадлежит ни к одной из православных юрисдикций, и даже ни к одной из христианских конфессий. Он в какой-то другой, нехристианской религии, а по большому счету — просто вне здравого смысла.Будь Кротов богословом, он не стал бы считать астронома Николая Коперника носителем «религиозно-философской мысли», вдобавок столь мощной, что ей нужно приписывать мировое значение. Вот мой текст, неприятие которого вдохновило Кротова дополнить список философов с мировым именем: «Поразительно, что филокатолическая мода ширится, несмотря на то, что Ватикан делает все, чтобы дискредитировать себя в глазах россиян. Ибо как же еще назвать то, что Римская Церковь представлена в России почти исключительно польскими священниками и монахинями? Я мог бы понять, если бы русского интеллигента очаровал католик-француз или итальянец. В конце концов и культура там поразительно глубокая, и традиция философско-богословской мысли, да и просто эти страны вызывают давние и искренние симпатии у русского человека… Но — Польша?! Она-то какой вклад внесла в мировую религиозно-философскую мысль?» [4ответ Кротов восклицает: «О Копернике, конечно, Кураев в своем экстазе забыл» (Континент, с. 273).Не забыл. Хотел даже сделать специальное примечание про Коперника, но просто посчитал своего читателя человеком достаточно грамотным и решил не оскорблять его разжевыванием очевидных вещей. Ну не был Коперник философом… Но для Кротова придется пояснять. Позволю себе процитировать «Философский словарь» Э. Радлова: «Польской философии нет, но есть философия в Польше; в польской философской литературе отражались все влияния западноевропейской мысли. В эпоху Возрождения

Найти книгу…

Книга:`Как делают антисемитом`И вообще - по грехам своим я еще и худших прозвищ достоин.В-третьих, для проверки тезиса о том, что `богослов согласится называться и журналистом`, я предложил бы Кротову съездить в Московскую Духовную Академию и спросить ее профессоров - согласятся ли они, чтобы их представляли в качестве журналистов.В-четвертых, слово богослов сегодня означает человека, имеющего соответствующее профессиональное образование и профессионально же работающего в этой сфере гуманитарного знания. По этим критериям я вполне могу называть себя не только журналистом или