Что происходит в небесной канцелярии? С чем могут быть связаны подобные события ?

Опыт показывает, что подобные уроки могут быть легко связаны активным восприятием детьми соответствующего материала. Отыскивание текстов, прочитывание их вслух, отыскание связи между ними, перевод на русский язык, разные сопутствующие богослужению подробности (как церковного, так и бытового характера), нахождение «параллельных мест» (в широком смысле слова), названное выше символическим истолкованием (Сошествие Св. Духа – Миропомазание) – все это является материалом, в котором дети легко и охотно выказывают большую самодеятельность. Вопросы сменяются рассказами из собственной жизни – и урок превращается в живую беседу, в которой преподавателю принадлежит самая трудная и вместе самая радостная задача: связать все воедино, показать, как все многообразие жизненных впечатлений в конечном итоге определяется единым религиозным корнем. Здесь мы стоим перед границей чисто богословского материала, перед чертой, которая, по нашему глубокому убеждению, является чисто фиктивной и искусственной. Мы надеемся вернуться к этому вопросу впоследствии и удовольствуемся на сей раз указанием на то, что практически подобные богослужебные уроки захватывали у нас элементы русской истории, географии, культуры… С праздником Успения было уместно связать историю Успенского Собора и Кремля; тема Крещения сама наводила детей на Крещение Руси; Вход Господень в Иерусалим естественно связан с воспоминаниями о шествии на осляти и т.д. Большое значение здесь может иметь бытовой материал: объяснение изюма, грецких орехов и т.п. в Сочельник Рождества, риса в первую неделю Великого Поста, красных яиц на Пасху, винограда и яблоков в Преображение – все это, воспринятое в контексте религиозной мысли, получает в детском сознании совершенно особенное значение, осмысливается и освящается. Таким образом, внешние обряды снова связываются со своими первоначальными истоками и ставятся благодаря этому на свое место: служат внешним выражением переживаемой религиозной реальности. Наша обрядовая жизнь в значительной своей части оторвалась от своих подлинно духовных корней, стала механической и внешней: в этом заключается ложь и трагедия «бытового исповедничества», стремящегося стать на место «древнего благочестия». Но возродить последнее можно только изнутри: только зажегши в душе любовь к Богу можно ожидать правильно проникновенного, христианского отношения к обрядам. И работа с детьми дает в этом отношении поразительные результаты. Древнее русское благочестие вновь возникает в наших детях, как новый цвет Православия; побеги его прорастают во все области жизни, и мы видим, как образуется древне-новый религиозный быт, как заново строится Православная культура. Угадать его процесс, почуять его ритм и пойти навстречу ребенку в его индивидуальном и культурно-историческом религиозном развитии, путем представления ему того материала, который будет питательным для этой жизни – в этом великая задача современного педагога. Но для успешного выполнения ее он должен стать на правильную почву, найти то начало, которое может стать регулятивным принципом всей жизни и культуры. Таковым же является и молитва – организованная и отточенная тысячелетним опытом Церкви. Таким образом, богослужение должно быть положено в основание всей педагогической мысли – но связь его с более отдаленными областями культуры составляют особую тему, к которой мы надеемся вернуться в другой раз.

Найти книгу…

кабинета в Праге`Опыт показывает, что подобные уроки могут быть легко связаны активным восприятием детьми соответствующего материала. Отыскивание текстов, прочитывание их вслух, отыскание связи между ними, перевод на русский язык, разные сопутствующие богослужению подробности (как церковного, так и бытового характера), нахождение `параллельных мест` (в широком смысле слова), названное выше символическим истолкованием (Сошествие Св. Духа – Миропомазание) – все это является материалом, в котором дети легко и охотно выказывают большую самодеятельность. Вопросы сменяются рассказами из собственной жизни – и урок превращается в живую беседу, в которой преподавателю принадлежит самая трудная и вместе самая радостная задача: