Кто работает (служит) православными священниками? ВН.

«На Пасхальной неделе [1920 г.], русский Севастопольский епископ [Вениамин], викарий Симферопольского архиепископа Димитрия, заведующий духовенством Русской армии, человек еще молодой, деятельный, по-видимому доброжелательный, лично ко мне благосклонный, часто среди моих разъездов оказывал мне гостеприимство, обратился ко мне с предложением: «Отец Владимир! Настало время, когда никто из православных священнослужителей не имеет нравственного права отстраняться от участия в трудах доблестного генерала [Врангеля] и его соратников по борьбе со злом, жестокостью и насилием. И мы вас наметили в духовники и проповедники Русской Христолюбивой армии. Вам отведено будет купе в вагоне второго класса нашего военно-санитарного поезда. Первой целью своею имеющего вывозить раненых и больных воинов в симферопольский санитарный пункт, а выздоровевших возвращать на фронт, а вам в свободное время скользить по всему Крыму с христианскими и патриотическими беседами». — «Надеюсь, Владыко, — ответил я, — что на знаменах обновляемой Русской армии будут начертаны основные заветы Святой Руси: Вера Христианская, Божий Помазанник, Законный, Самодержавный Государь и верующий в Господа Иисуса Христа Русский парод?» — «Да», — ответил епископ. — «В таком случае я принимаю благодарно ваше предложение охотно служить гонимой Русской Церкви и страждущему от безбожников Отечеству нашему». […] Весною 1920 года я поместился в поезде Белого Креста и начал свои служебно-миссионерские поездки и вел религиозно-патриотические беседы. В одном из городов я встретился с епископом Вениамином и он крайне удивил меня: «Отец Владимир, вы хорошо начали работать в Русской армии своими христианскими живыми беседами, но я вас усердно прошу, дружески прошу не говорите в них лишнего. Пожалуйста, не говорите. Ваши речи этим многих смущают». Совет «дружеский» епископа Вениамина невольно напомнил мне другое событие. Возвратился я со Ставропольского Собора в город Екатеринодар, где тогда проживал о. Шавельский. Он […] строгим тоном заметил мне: «Лицо, занимающее высокое положение в Добровольческой армии, начальник штаба генерал Романовский (убитый впоследствии, кажется, в Константинополе за его сочувствие красному интернационалу) делает вам серьезное замечание за то, что вы говорили на Соборе Ставропольском о евреях» (Ср. с воспоминаниями о. Георгия Шавельского: «Много шуму внес в Собор священник В. Востоков, начавший обвинять и духовенство, и Собор, и даже Патриарха в ничегонеделании и теплохладности. Он настаивал, чтобы Церковь выступила открыто и резко против «жидов и масонов», с лозунгом: «За Веру и Царя!» Этот, несомненно, одаренный словом иерей всегда отличался безтактностью, резкостью, часто неуместною прямолинейностью (ибо она у него не сообразовалась ни с чем: ни с моментом времени, ни с условиями и требованиями жизни). Теперь же он говорил особенно вызывающе, чрез головы членов Собора обращаясь к толпе. Его выступление носило митинговый характер и вызвало резкий отпор со стороны кн. Е. Н. Трубецкого, архиепископа Димитрия и епископа Михаила, назвавших его клеветником, бунтовщиком, человеконенавистником. Кроме отдельных черносотенных членов, Собор, можно сказать, в полном составе отнесся крайне отрицательно к выходке о. Востокова. […] Собор спокойно обошел все подводные камни и, хотя о. Востоков, злословя, обзывал его в Екатеринодаре «еврейским синедрионом», он проявил, при общей смуте, большое спокойствие, понимание церковных нужд и готовность идти им навстречу» (Протопресвитер Георгий Шавельский. Воспоминания последнего протопресвитера Русской Армии и Флота. Т. 2. М. Крутицкое Патриаршее подворье. 1996. С. 345-347). — С. Ф.). Я глубоко

Найти книгу…

Книга:`Два сорокоуста``На Пасхальной неделе [1920 г.], русский Севастопольский епископ [Вениамин], викарий Симферопольского архиепископа Димитрия, заведующий духовенством Русской армии, человек еще молодой, деятельный, по-видимому доброжелательный, лично ко мне благосклонный, часто среди моих разъездов оказывал мне гостеприимство, обратился ко мне с предложением: `Отец Владимир! Настало время, когда никто из православных священнослужителей не имеет нравственного права отстраняться от участия в трудах доблестного генерала [Врангеля] и его соратников по борьбе со злом, жестокостью и насилием. И мы вас наметили в духовники и проповедники Русской Христолюбивой